«Это политический заказ»

Александр Сапожников рассказал о попытке конкурентов опорочить его и лишить всех регалий.

Еще один громкий скандал разразился в Зауралье. Следственное управление СКР по Курганской области объявило о временном отстранении от должности заместителя руководителя Управления ПФР по г. Кургану Аллы Черновой. Высокопоставленному сотруднику Фонда инкриминируется получение взятки в размере 50 тыс. рублей за трудоустройство якобы обратившейся к ней женщине. Сама подозреваемая отрицает все обвинения в свой адрес. Не верит, что такое могло быть, и глава ПФР в Зауралье Александр Сапожников, отец Аллы Черновой. Более того, он уверен, что накат силовиков на дочь имеет далеко идущие цели и является лишь одним из этапов кампании по устранению влиятельных людей в зауральской политике. О том, что подставил дочь, для чего и кому это было нужно, Александр Сапожников рассказал в эксклюзивном интервью «URA.Ru».

– Александр Алексеевич, на этой неделе прошла информация об отстранении от должности заместителя начальника городского Управления ПФР Аллы Черновой. Тут же начались вопросы – на самом ли деле это Ваша дочь?

– Да, это моя дочь. Решением суда она действительно отстранена от должности на время следствия.

– Следственные органы инкриминируют ей получение взятки за трудоустройство некой женщины?..

– Во время судебного заседания, на котором решался вопрос временного отстранения от должности, а адвокаты моей дочери привели контраргументы относительно того, что ее не нужно отстранять. Один из них – деньги, якобы, получил посредник. Защитник Аллы Александровны выяснил, что – это судимый человек. То есть напрямую взятку моей дочери никто не давал. Деньги давали судимому лицу.

– Тем не менее, ее отстранили.

– Просто такова судебная практика. Если заявляется ходатайство следствия о временном отстранении, суд, как правило, удовлетворяет его, принимает положительное решение. Поэтому не надо ничего драматизировать – просто так построена система.

– Вам известно, при каких обстоятельствах вообще якобы произошли события, связанные с дачей взятки? Как эта женщина-посредник вышла на Вашу дочь?

– Речь идет о событиях, которые происходили примерно полтора года назад. Эта женщина была знакомой Аллы. Город-то у нас небольшой, все друг друга знают. Она постоянно просила устроить в Пенсионный фонд то свою знакомую, то родственницу. Если в учреждении были вакансии, если у претендентов был достаточный уровень образования, если с документами было все в порядке, то людей принимали. А за это «посредница», по версии следствия, брала деньги с тех, кто трудоустраивался, якобы, для последующей передачи их моей дочери. Но Алла никогда ничего не брала за прием кого-либо на работу. Факта дачи взятки, передачи каких-то денег никто никогда не фиксировал – этого просто не было. И те люди, которые трудоустраивались, ни один не указал на следствии на Аллу Александровну, а заявили именно о том, что деньги передавали посреднице. Но этот посредник, повторюсь, – судимый человек.

– Какие тогда аргументы были у следствия в пользу отстранения Вашей дочери? Ведь есть случаи, когда такие ходатайства даже не заявляются.

– Следствие представило какие-то аудиозаписи. Моя дочь говорила с руководителем кадровой службы Управления города Кургана о результатах ревизии, которую проводило областной Отделение. Проверка показала, что некоторые специалисты выполняют функциональные обязанности, не предусмотренные их должностными инструкциями – получилась какая-то кадровая неразбериха, но это были единичные случаи. В акте эти моменты отражать не стали, сделали устное замечание. Мы на это имеем право. Когда на прошлой неделе одной из женщин сказали, что ей нужно будет перейти на другое место, она написала заявление в ФСБ, и следствие всю эту ситуацию представило так, будто на эту женщину Алла оказывает давление. Вот и всё!

– То есть в суде об этом четко было сказано?

– Конечно. Алла представила суду свою должностную инструкцию: она как руководитель обязана была перевести эту женщину на то место, которое соответствует ее должностным обязанностям. Но это никакого влияния на решение суда не оказало. Следствие настаивало, что, если Алла будет по-прежнему исполнять свою работу, она сможет оказывать влияние на ход расследования. В итоге она была отстранена.

– Говорили еще о том, что якобы возник конфликт интересов – дочь не может подчиняться отцу?

– Нет, никакого конфликта интересов нет. Алла Александровна напрямую мне не подчиняется. Она является заместителем руководителя Управления Пенсионного фонда в Кургане. А это – другое юридическое лицо, и у неё есть свой непосредственный руководитель.

– Если, как Вы говорите, зафиксированного факта передачи взятки нет, тогда с чем, по-вашему, связан интерес следствия к Вашей дочери?

– С тем, что нужен им Сапожников, то есть я. Это все политический заказ, и все направлено на то, чтобы меня опорочить. В областную Думу, например, поступило письмо с просьбой рассмотреть вопрос о лишении меня мандата, так как моя дочь «подвела» меня. Мол, Сапожников является отцом такой-то, обвиняемой в получении взятки, просим расследовать, лишить его депутатского мандата, поста председателя комитета и т.д. Это просто нагнетание обстановки, чтобы воздействовать на меня.

– Это следственный комитет прислал письмо?

– Нет, аноним. Вернее, за подписью человека, который умер год назад…

– То есть Вы связываете эту ситуацию с какими-то политическими играми?

– Да, я уверен, что это политический заказ. Эта история идет в череде других событий. Меня пытаются опорочить посредством этой ситуации с дочерью. И хотя она ничего не брала, никого не принимала без дипломов. Со стороны органов идет жесткая слежка. Даже когда Алла разговаривала по телефону с кадровой службой про устранение нарушений – это все записывалось. А потом было воспроизведено на суде и послужило основным аргументом в пользу того, чтобы отстранить её от занимаемой должности. Хотя, повторюсь, Алла Александровна на тот момент просто выполняла свои должностные обязанности. Неизвестно, санкционирована эта аудиозапись была или нет. Слушалось все в течение года, в том числе мои разговоры!

– Но это уже, получается, целая серия политических заказов…

– Думаю, что так и есть. Ведь будущий год – год больших выборов: депутаты Курганской городской Думы, мэр города Кургана, Губернатор Курганской области…

– А что, Вы собираетесь принимать участие в выборах?

– Нет, конечно! Я не собираюсь никуда выдвигаться. Просто, на мой взгляд, сейчас идёт процесс дискредитации тех людей, которые имеют какой—то политический вес и влияние в обществе.

– А кому тогда, по Вашему мнению, это надо?

– Понимаете, в нашей области хватает проблем, но всё же, многое делается, решается. Ещё больше предстоит сделать. Самое главное, что сейчас есть политическая стабильность, которой мы добились за последние годы. И всё-таки, есть силы, которые под флагом недостатков (они их всегда так ярко обрисовывают нам и красят всё в чёрные цвета, не видя положительных моментов) хотят дестабилизировать ситуацию и набрать в этой «мутной воде» политические очки. И используют для этого, как видите, все методы. Выходит, знаете, как в известной поговорке о том, что на войне все средства хороши.

– Алла Александровна пока работает в прежнем режиме?

– Да, она работает – постановление суда об отстранении еще не вступило в законную силу. Она, насколько я знаю, будет подавать апелляцию в Курганский областной суд, и добиваться отмены этого решения.

«URA.Ru»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.