«Мальчик боится ходить в школу и переходить дорогу один…»


Родители 11-летнего шадринца Вадима Конина уже не знают, в какие двери стучать, чтобы добиться справедливого наказания для человека, нанесшего серьезные увечья их сыну. От расследования уголовного дела по факту ДТП, в котором пострадал мальчик, отказались полицейские сразу двух районов Курганской области. Впрочем, удивляться этому особо не стоит, ведь один из главных участников происшествия – бывший высокопоставленный сотрудник полиции Шадринска.

Уже целый год житель Шадринска Кирилл Конин пытается добиться объективного расследования уголовного дела по факту ДТП, в котором пострадал его сын Вадим. Письма с просьбой разобраться в этой истории старший Конин отправлял и в прокуратуру, и в МВД, и даже уполномоченному по правам ребенка Павлу Астахову, но результат один – следствие хоть и продлевали несколько раз, в конце концов приостановили «в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого».

Как рассказал Кирилл Конин, дорожная авария произошла в Шадринске 29 марта 2012 года. В этот день его сын Вадим возвращался после прогулки домой – с улицы Урицкого на улицу Пионерскую. Но напротив дома №100 по улице Пионерская мальчика сбила машина – водитель автомобиля «Пежо-207» не справился с управлением и допустил наезд на Вадима, и тот – от рождения левша – получил закрытый перелом левой плечевой кости со смещением. По заключению эксперта от 14 мая 2012 года, такой перелом влечет тяжкий вред здоровью.

Почти месяц по факту ДТП не заводилось уголовное дело. За это время Кирилл Конин написал обращения в ГИБДД УВД по Курганской области и в Шадринскую межрайонную прокуратуру, попросив «взять материалы данного ДТП на контроль и дать указания о возбуждении уголовного дела и привлечении виновного лица к ответственности». В ответ Конину пояснили, что «проводится проверка», а «окончательное процессуальное решение не принято ввиду отсутствия результатов судебно-медицинского освидетельствования Конина В.К., без которого невозможно дать должную юридическую оценку произошедшего события».

Однако ход проверки был взят прокуратурой на контроль, а 28 апреля 2012 года, наконец, следственным отделом ОМВД России по Шадринску было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного частью 1 статьи 264 УК РФ «Нарушение лицом, управляющим автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека».

По информации Кирилла Конина, изначально в совершении ДТП был заподозрен житель Шадринска, бывший заместитель начальника ГОВД, начальник службы криминальной милиции Игорь Владимиров, который в данное время является директором ООО ЧОП «Защита». Машина, совершившая наезд, принадлежит его супруге – Ирине Владимировой. «В начале следствия со слов следователя я узнал, что Владимиров утверждал, что за рулем автомобиля «Пежо» находился он сам и никого, кроме него, в машине не было, – рассказывает Кирилл. – После ДТП он по телефону вызвал жену – Ирину Владимирову. Также было известно, что он находился в алкогольном опьянении. С его слов, он употребил алкоголь после совершения ДТП – от расстройства».

Кирилл Конин рассказывает, что были и свидетели ДТП. Один из них сразу после аварии подбежал к «Пежо» спросить, вызвали ли скорую помощь. «С его слов, за рулем сидела женщина, а Владимиров сидел рядом на пассажирском месте, – рассказывает Кирилл Конин. – Он же, свидетель, и вызвал «скорую», так как сидевшие в автомобиле не спешили это делать». Другой свидетель, соседка Конина, показала, что «видела, как после остановки автомобиля «Пежо» через левую переднюю дверь вышла женщина», говорит отец мальчика. Позже Кирилл Конин узнал, что Игорь Владимиров отказался от дачи показаний.

Следствие по делу продлевали несколько раз: сначала до 28 августа, потом до 28 сентября, а после и до 29 октября 2012 года. «Следователи, которые вели дело, говорили, что на ход следствия оказывалось давление, – рассказывает Конин-старший. – Дело даже было передано из Шадринского в Шатровский район». Уже там, в следственном отделе ОМВД РФ Каргапольский, следователем Андреем Абориным 28 ноября 2012 года были вынесены постановления о прекращении уголовного преследования в отношении Игоря Владимирова «в связи с отсутствием в деянии состава преступления» и о приостановлении предварительного следствия по делу «в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого».

Однако Кирилл Конин не согласился с решением следователя и в декабре 2012 года направил сразу две жалобы – в Шадринскую межрайонную прокуратуру и в управление МВД России по Курганской области, попросив «отменить постановление о прекращении уголовного преследования и принять меры в проведении дополнительного следствия и привлечения виновного по факту ДТП». Тогда же мужчина опубликовал открытое письмо уполномоченному по правам ребенка Павлу Астахову, попросив его «помочь в вопросе о проведении дополнительного следствия и привлечения виновного в ДТП по уголовному делу», поскольку «если виновный уйдет от ответственности, то могут пострадать другие дети». От Павла Астахова Конин письма так и не получил, а вот ответы из прокуратуры и полиции, казалось бы, должны были его порадовать.

Так, в надзорном ведомстве Кириллу Конину ответили, что постановления «признаны незаконными и отменены в связи с неполнотой проведенного расследования» и уголовное дело было вновь направлено в СО МО МВД Каргапольский для производства дополнительного расследования. А в региональном управлении МВД сообщили, что установлен срок предварительного следствия – 1 месяц, и 15 января 2013 года уголовное дело было принято к производству все тем же старшим следователем Андреем Абориным.

Прошел месяц, и 15 февраля 2013 года следователь Аборин вынес новое постановление о приостановлении предварительного следствия все по той же причине – «в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого».

Нам удалось связаться с Игорем Владимировым, который, по убеждению отца пострадавшего мальчика, находился в машине в момент ДТП, и тот не стал скрывать, что это действительно так. «Следствием водитель не установлен, – отметил бывший начальник службы криминальной милиции. – Да, я находился в машине, но не управлял ею. Я не буду говорить, кто был за рулем». В свою очередь, следователь Андрей Аборин отметил, что «автомобилем управляло неустановленное лицо». На вопрос, скрылся ли водитель с места преступления, следователь ответил, что «скорее всего, это было именно так».

Сейчас Кирилл Конин считает, что бороться дальше бесполезно. «Этот Владимиров у нас тут все равно что генерал», – вздыхает он.

Как сообщил старший следователь Андрей Аборин, дело может быть прекращено в связи с истечением срока давности. По российскому законодательству, за совершение преступления, предусмотренного частью 1 статьи 264 УК РФ «Нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека», предусмотрено наказание в виде ограничения свободы на срок до 3 лет. Преступление носит статус «небольшой тяжести», а значит, срок давности по нему истекает спустя 2 года после совершения.

В этой истории радует только то, что мальчик остался жив. Хотя, безусловно, он получил тяжелую физическую и – что страшнее – психологическую травму. «Вадим 1,5 месяца находился на стационарном лечении в городской больнице, – рассказывает Кирилл Конин. – Ему был установлен аппарат Илизарова. У моего сына до сих пор психологическая травма. Он боится ходить в школу пешком и переходить через проезжую часть один. За все время пребывания сына в больнице виновные в ДТП даже не пытались узнать о состоянии его здоровья, а лишь принимают меры к тому, чтобы уйти от ответственности».

2

1

Znak.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.