Слесарь ШААЗа Александр Черных создаёт миниатюрные копии огнестрельного оружия

Рассказ о необычном увлечении хочется начать с трудовой биографии нашего героя. Не владей Александр Черных профессиональными навыками слесарных работ, может и не было бы сегодня в его коллекции целого арсенала уменьшенных копий боевого оружия.

В ГПТУ-8 Александр пришёл после окончания восьмилетки. Хотел вместе с друзьями зачислиться в группу электриков. «Работа чистая, сиди себе, проводки соединяй», — думал он. Но мест уже не было. И тогда один из мастеров производственного обучения посоветовал: «Идите, ребята, учиться на ремонтников — хорошая специальность, не прогадаете». В 1974 году Александр Черных получил диплом по специальности слесаря-ремонтника. Работать пришёл на ШААЗ, в пятый цех, где во время учёбы проходил практику. Вскоре, как и положено, отслужил два года в армии, а когда вернулся, решил поработать машинистом козлового крана на прессовом участке, специальность эту он получил за время прохождения службы.

Работа мне не понравилась. Я привык с людьми общаться, а там сидишь целый день в кабине. Но эта ситуация сыграла в моей жизни большую роль, — вспоминает Александр. — Сверху же всё видно. Вот я и заприметил в цехе молодую симпатичную девушку. Она тоже окончила училище, работала контролёром. 19 июля 1980 года, в день открытия Московской Олимпиады, мы сыграли свадьбу и вот уже 41 год вместе идём по жизни с Татьяной Николаевной, вырастили сына и дочь.

А с крановщиков я тогда ушёл, вернулся обратно в службу механика. В цехе у меня был наставник Александр Демьяновских. Я за ним, как нитка за иголкой, — куда он, туда и я. Он что-то делает, мне всё объясняет, потом я сам ремонтировать начинаю. Бригадир наш Владимир Пришедько много дельных советов давал. Да и отец мой Григорий Прохорович всю жизнь ремонтником работал на мясокомбинате, так что было у кого поучиться. Мама Любовь Васильевна ушла на пенсию с завода, была станочницей. И я вот уже сорок пять лет в одном коллективе, и не жалею. Работу свою очень люблю. Не представляю себя за конвейером. А здесь каждый день задачи меняются. Ремонтируем все станки и оборудование цеха. Работать приходится не только руками, но и головой — логически мыслить, рассуждать, придумывать что-то новое. Жаль только, что самому обучить никого не довелось — не престижная нынче профессия. Да и времени уже нет. Чтобы стать хорошим ремонтником, нужны годы практики.

Карабин Мосина для ключей

Когда речь заходит о необычном увлечении, в глазах нашего героя появляется задорный блеск.

Мастерить я любил с детства, — говорит он. — Помню ножичком всё время что-то из дерева вырезал, все пальцы изрезаны, шрамы до сих пор остались. А когда в училище поступил, там уж и верстак, и тисы, и напильники в ход пошли. На первом курсе на сверлильном станке сделал заготовку, взял рашпиль и изготовил свой первый кулончик, который товарищу подарил. С тех пор пошло-поехало — крестики, кулоны, колечки, прочая бижутерия. Украшения мастерил даже в армии. Да и потом без дела не сидел — изготавливал что-нибудь для интерьера. Вот недавно дочка скинула фотографию из интернета — металлический дятел в рамке, сделанный из ложек. Увеличил, рассмотрел и смастерил такого же. Жена не сразу хватилась недостачи в хозяйстве чайных и столовых ложек. А когда узнала, было уже поздно, — рамочка-то ей понравилась…

Но по-настоящему Александр Черных гордится миниатюрными копиями оружия. Всё началось сравнительно недавно. От приятеля Александру Григорьевичу досталась книга «Стрелковое оружие» советского и российского художника, историка оружия Александра Борисовича Жука, в которой представлены эскизы от пищалей до «Беретты». И размеры в чертежах указаны подходящие — ничего придумывать не надо. «А почему бы не сделать брелок на ключи для машины в виде ружья?», — подумал Александр и с энтузиазмом принялся за дело. Снял размеры с эскиза, перенёс на металл и на свет появился первый карабин Мосина. Оценив готовую работу, мастер заметил, что карабин получился больше, чем выглядел в книге. Если положить такой с ключами в карман, деревянный приклад сломать можно. А что если смастерить другой, миниатюрный, из металла — автомат системы Фольмера, в годы войны называемый «шмайссером»? Сказано — сделано. Повесив на гвоздик рядом с карабином Мосина немецкий автомат, Александр Григорьевич подумал: «Классно смотрятся. Зачем мне брелоки, когда можно целую коллекцию оружия сделать?».

С тех пор прошло около двух лет. В арсенале Александра Черных появился револьвер системы Нагана, автомат Калашникова, ППШ, охотничье ружьё, пистолеты «Вальтер», «Парабеллум» и другие виды стрелкового оружия размерами от 30 до 250 мм. Часть изделий, к большому сожалению мастера, пришлось продать, но впредь, если не возникнут серьёзные финансовые затруднения, Александр Григорьевич не намерен расставаться ни с одним из своих экземпляров. Слишком много вложено труда и времени в создание коллекции.

Самое мирное оружие

Сделанные Александром модели потрясают воображение даже тех людей, кто не имеет отношения к оружию. А уж те, кто держал в руках настоящее боевые автоматы и пистолеты, неизменно приходят в восторг.

А ваше оружие стреляет? — такой вопрос Александру Черных задают нередко.

Конечно нет, — улыбается он. — На оружейных заводах мастера изготавливают стреляющие миниатюрные копии, но и стоят такие экземпляры в среднем от 50 тысяч рублей. Я же не знаю всей внутренней конструкции стрелкового оружия, делаю по упрощённому варианту, сосредотачиваясь на внешнем сходстве. Да и цели у меня такой нет, главное — получить удовольствие от самого процесса.

Для изготовления миниатюрных копий Александр Григорьевич и уголок в своей квартире отвёл совсем небольшой. Для работы в ход идёт любой обрезок железа. На нём мастер размечает, высверливает и выпиливает модель будущего изделия. Ну а дальше всё делается вручную с помощью напильника, рашпиля и надфиля. Элементы бывают настолько тонкими и мелкими, что над каждой из них приходится трудиться по нескольку дней — ювелирная работа! И несмотря на то, что оружие Черных не стреляет, миниатюры имеют работоспособную механику и искусную отделку, все подвижные части, затворная рама, пружины выполняются в точном соответствии с оригинальными деталями.

Когда завершаю новую модель, восторженных зрителей всегда много. А вот единомышленников я так и не нашёл, — сокрушается Александр Григорьевич. — Готов поделиться секретами с любым, кто разделит моё увлечение. Иногда спрашивают, как мне не надоедает часами работать над мелкими деталями. А для меня это сплошное удовольствие, ведь в каждом мужчине страсть к оружию заложена с малых лет.

Светлана Кириллова, фото Ларисы Патракеевой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.