Цена жизни

На 10 лет сел на нары 72-летний старик за повторное убийство

«На свободу – с чистой совестью». Этот лозунг являлся одним из элементов наглядной агитации в советских исправительно-трудовых учреждениях в прошлом веке. Предполагалось, что наказание в виде лишения свободы может помочь исправить преступника, который после освобождения возьмется за ум и станет полноправным членом общества. Но статистика неумолима: за ум брались единицы, а остальные вновь сворачивали на кривую дорожку и вскоре оказывались на тюремных нарах.

Сергей Таганаев из мест не столь отдаленных освободился в декабре прошлого года. В начале 2000-х он совершил тяжкое преступление – убийство с особой жесткостью, поэтому суд приговорил его к лишению свободы на 14,5 лет. Отмечу, что С. Таганаев был освобожден условно-досрочно (УДО) за примерное поведение. Конечно, это не полная свобода, ведь каждый месяц «удошникам» нужно отмечаться в уголовно-исполнительной инспекции, они находятся под пристальным вниманием полицейских, но все же УДО, как ни крути, гораздо лучше тюремного заключения.

На момент освобождения Таганаеву исполнилось 72 года. Возраст более чем приличный. Сергею бы познакомиться с какой-нибудь пенсионеркой, переехать к ней жить, да помогать по хозяйству приютившей его женщине. Ан нет, Максимович явно не из тех, кто с возрастом остепеняется.

После освобождения он приехал в одно из сел Шадринского района, где прожил порядка пяти месяцев, а в начале мая текущего года переехал в деревеньку по соседству. Скорее всего, таким образом Таганаев решил сэкономить на оплате съемного жилья, но так ли это на самом деле, доподлинно неизвестно.

Буквально через пару дней после переезда хозяин дома Василий Толкунов, у которого и снимал угол Таганаев, познакомил его с одиноким пенсионером Андреем Тарасовым, дочь которого, инвалид 1-й группы, проживала в Шадринске и иногда навещала отца. Общий язык новые знакомые нашли быстро, чему способствовало спиртное, купленное в местном магазине, а Таганаева Тарасов после первой рюмки стал по-дружески называть Сережей. Пару раз Таганаев и Тарасов выпивали вместе, а 13 мая у Сергея закончились деньги. Перехватить небольшую сумму он решил у Андрея, который на днях получил пенсию.

Надо сказать, что трезвый Тарасов человеком был спокойным и неконфликтным, зато когда выпивал, начинал буянить и крушить все, что попадалось под руку. Забегая немного вперед, отмечу, что именно на этом факте и пытался акцентировать внимание представителей правоохранительных органов Таганаев, когда его допрашивали в качестве подозреваемого в убийстве. Сергей пытался выгородить себя, объясняя, что он всего лишь защищался от нападения Тарасова, но его слова не нашли подтверждения ни в ходе следствия, ни в ходе судебного разбирательства…

Итак, когда Сергей зашел в дом, он увидел хозяина в накинутой на плечи куртке, – тот сидел на диване, а перед ним стояла табуретка. На табуретке красовалась недопитая бутылка водки, тарелка с нехитрой закуской, вилка и нож. Таганаев поздоровался с хозяином и спросил, не займет ли Андрей ему немного денег. Тарасов, нецензурно выражаясь, ответил отказом, назвав его в грубой форме представителем нетрадиционной сексуальной ориентации, затем встал и, замахнувшись рукой, стал надвигаться на Сергея. Тот, поняв, что дело добром не кончится, схватил нож и нанес несколько ударов в область шеи и головы, три из которых, попавшие в сонную артерию и яремную вену, оказались смертельными. Позже, в ходе следствия и во время судебного заседания, он будет упирать на то, что за нож схватился только после того, как Андрей обматерил его, а так как он живет по «понятиям», наказанием за подобное оскорбление может стать только смерть обидчика.

Когда Тарасов упал на пол и перестал подавать признаки жизни, Таганаев тихонько пнул его ногой, проверяя, жив ли, затем накрыл тело курткой и вышел на улицу. Через некоторое время он пришел домой и рассказал Толкунову, что, похоже, убил Андрея, после чего отдал хозяину орудие убийства, которое тот забросил на полати.

Труп Тарасова на следующий после убийства день обнаружили соседи, которые решили проведать Андрея, но он так и не открыл им двери на стук. Они же позвонили местному фельдшеру, которая, в свою очередь, вызвала милицию. От соседей о смерти Тарасова узнала его дочь, которая не могла дозвониться до него в течение нескольких дней.

15 мая текущего года Таганаев был заключен под стражу. Ровно через два месяца, согласно приговору Шадринского районного суда, он был признан виновным в убийстве Тарасова. С учетом неотбытого срока по предыдущему приговору и рецидива преступления, Таганаеву был назначено наказание в виде 10 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима. Кроме того, с Таганаева в пользу дочери Тарасова будет взыскана компенсация морального вреда.

С. Таганаев, посчитав, что судом были учтены не все обстоятельства случившегося, в кассационной жалобе просил отменить приговор, ссылаясь на тяжелое блокадное детство, свой преклонный возраст и плохое состояние здоровья. Изучив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, судебная коллегия по уголовным делам Курганского областного суда приговор Шадринского райсуда оставила без изменения, кассационную жалобу – без удовлетворения.

Соб. корр.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.