Госдума одобрила кошмар для юристов-практиков и судей

Кодекс административного судопроизводства, внесенный в Госдуму Владимиром Путиным, успешно прошел первое чтение. Единороссы хвалили активную роль судей, которые даже прокурора теперь смогут доставить к себе приводом, оппозиционеры того же самого пугались, но все же голосовали «за». Едины все были в одном: судить так, как требует КАС, сейчас никто не умеет, а потому судей придется переучивать.

Спустя два месяца после того, как президент Владимир Путин внес в Госдуму пакет законопроектов о Кодексе административного судопроизводства (КАС), депутаты рассмотрели их в первом чтении. История вопроса достаточно длительная, говорил сегодня полномочный представитель президента в Госдуме Гарри Минх, видимо, намекая на законопроект Верховного суда РФ об административном судопроизводства, внесенный в парламент еще в 2006 году. А активизирована работа над документами, представленными депутатам, была из-за послания Путина Федеральному собранию в декабре 2012 года. Тогда президент предложил сформировать в судах судебные составы, разрешающие споры граждан с органами власти всех уровней.

Вскоре в судах общей юрисдикции областного звена наравне с уголовными и гражданскими коллегиями появились также административные. А в марте этого года Путин внес в Госдуму свой проект КАС, который по ряду ключевых моментов сильно отличается от прежней инициативы высшей судебной инстанции. В частности, президентский документ не относит к сфере регулирования КАС дела о нарушении правил дорожного движения и не предусматривает создания специальных судов, оторванных от административно-территориального деления страны.

И сегодня эсерка Татьяна Москалькова поинтересовалась у докладчиков судьбой этой идеи высшей судебной инстанции, а также тем, почему старый законопроект ВС не рассматривается в качестве альтернативного, как того требует регламент Госдумы.

«Верховный суд согласен с этой позицей [президентского проекта]. Это выверенная позиция, которая приведет и к экономии средств, и кадрового ресурса, – объяснил единоросс Владимир Плигин, глава думского комитета по госстроительству, и продемонстрировал хорошее знание планов работы ВС: – На ближайшем пленуме законопроект о создании самостоятельных административных судов будет отозван».

Когда докладчики описывали достоинства документа, на первый план выдвинули активную роль судей. «Роль суда не сводится к просто анализу доводов и доказательств, которые предоставляются сторонами, – говорил Минх. – Суд тоже выполняет определенные инициативно-активные действия для того, чтобы выровнять дисбаланс между человеком, организацией и органом власти». Согласно документу, бремя доказывания по всем делам, относящимся к сфере регулирования КАС должно лежать на государственном органе, а на не его оппонентах, обратившихся в суд. «Законопроекты, предлагаемые президентом, полностью решают проблему защиты слабой стороны», – вторил Плигин.

Однако именно активная роль суда и не нравится думской оппозиции. Депутат от «Справедливой России» Александр Тарнавский считает, что попытка сделать активным суд в итоге обернулась «слишком сильной ролью судьи и чрезмерным давлением на обе стороны». С ним согласен коммунист Юрий Синельщиков, который считает это «серьезной опасностью». «Вводится такая репрессивная мера, как привод. Она может применяться не только к свидетелю, но и к сторонам. Извините, даже к прокурору! – горячился он. – Введение такой меры нехарактерно для состязательного гражданского судопроизводства. Есть иные меры: отложение заседания, рассмотрение в отсутствие сторон».

Не нравится ему и право суда в случае нарушения порядка в зале суда ограничивать выступление участника, лишать его слова или удалять. «Такой широкий арсенал мер воздействия явно не нужен, тем более основания их применения сформулированы неопределенно, – убежден коммунист. – Докладчик сообщил, что активная роль [суда] необходима для защиты прав граждан, но предусмотренные жесткие меры могут применяться как и к истцу».

О том, как будет дорабатываться документ ко второму чтению, и о замечаниях к нему докладчики не говорили. Наоборот, Плигин, характеризуя документ, использовал слова «добротно проработанный», «профессиональный» и «выверенный». Тем не менее ранее у комитета по госстроительству были замечания к нему. Взыскивать налоги с физлиц и некоммерческих организаций в административном процессе – сомнительное предложение, сочли депутаты. «[Эти вопросы] тяготеют к обычным гражданско-правовым спорам и до настоящего времени рассматриваются в общеисковом порядке [в судах общей юрисдикции, за исключением споров с индивидуальными предпринимателями – ред.]», – говорится в заключении на законопроект.

Еще один спорный вопрос – это представительство в суде. В президентском законопроекте говорится, что защищать интересы сторон в административном судопроизводстве смогут быть только юристы с высшим образованием. Однако в этом подходе парламентарии нашли изъяны и ущемление прав граждан. Введение обязательного требования к представителям – наличие высшего образования – «может повлечь для граждан дополнительные расходы», считают в Госдуме.

Ну, а судьям и судейским чиновникам надо будет переучиваться. Тарнавский из «Справедливой России» поделился мыслью, что можно было и не писать КАС, а «спокойно идти по пути работы с главой 23 ГПК (общие положения производства по делам, возникающим из публичных правоотношений)». «Для юристов-процессуалистов – [новый кодекс] большое удовольствие, а для юристов-практиков, судей, это огромный кошмар», – заключил он, а Плигин не смог не откликнуться на эту реплику. «Для подготовки работы с кодексом нам, действительно, нужно будет, наверное, сосредосточиться на переподготовке специалистов и судей, – признал он. – [Он] крайне важна с учетом специфики, методики ведения судебного заседания и подхода к защите слабой стороны».

С текстом законопроекта 246960-6 «Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации» можно ознакомиться в СПС «Право.Ru» здесь.

Право.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.