«Не хочешь заниматься делом – уйди с работы»

Новый заместитель прокурора Курганской области – старший советник юстиции Сергей Лежников вот уже несколько дней, как приступил к своим обязанностям. Пока зауральцы о нем мало что знают. Пожалуй, даже и ничего, кроме того, что он был прокурором Челябинска: в СМИ изложены сухие факты послужного списка, остальное – слухи, догадки, гипотезы. О том, стоит ли ждать подчиненным «закручивания гаек», повышением или понижением является назначение, и можно ли создать общество без преступлений Сергей Лежников рассказал корреспонденту «Нового мира».

Новое сразу – неправильно

– Сергей Борисович, в Кургане вы уже два дня. Познакомились с городом, с коллегами? Каковы впечатления?

– На новом месте всегда сначала тяжело. Требуется время, чтобы привыкнуть. С большинством коллег я уже познакомился, по-моему, хорошие люди, специалисты.

– Известно, какой у вас будет круг обязанностей?

– Да, уже известно, что это надзор за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия, противодействие экстремизму и терроризму. Таковы основные направления работы, которые поручены мне прокурором области.

– Вы уже знаете, с чего начнете, что будете менять?

– Привносить что-то новое сразу – наверное, неправильно, сначала нужно войти в курс дела, понять. Чем я сейчас и занимаюсь.

– В Интернете очень много споров: новое назначение для вас – повышение или понижение?

– Можете точно сказать – это однозначное повышение (смеется – прим. автора).  Моя новая должность – заместитель прокурора региона. Это совсем другой уровень ответственности. Над прокурором города есть еще заместители прокурора области и прокурор области, и они отвечают за все. А в должности заместителя прокурора субъекта РФ ответственность за подчиненных нести должен я сам.

– Еще транслирую вам один вопрос из виртуальной сети. Люди гадают, строгий ли вы руководитель?

– Да, я строгий. Я коллегам всегда говорил и говорю: не хочешь заниматься делом – уйди с работы. Трудиться нужно с полной отдачей сил. Безусловно, бывают ошибки в работе, никто не застрахован от этого. Если они вызваны объективными причинами, то можно понять и помочь, но если причина в нежелании работать, зачем занимать место?

Почти земляк

– Давайте чуть-чуть уйдем в ваше прошлое. Расскажите, откуда вы родом, из какой семьи?  

– Родом я из Октябрьского района Челябинской области. Это пограничный с Курганской областью район, так что я почти земляк зауральцам. Два моих деда были водителями, одна бабушка была домохозяйкой, другая – работала бухгалтером. Она жива, ей 89 лет. В свои 43 года я все еще внук. Мои родители – работники сельского хозяйства, мама работает ветеринарным врачом, отец – зоотехником. Я, так получилось, оказался далек от сельского труда. Но отдыхать в деревне люблю, часто навещаю родителей.

– Каким были ребенком, «дорого» достались родителям?

– Всякое бывало. Но каких-то больших хлопот родителям не доставлял. Родительское слово для меня много значило.

– Помните свое самое захватывающее мальчишеское приключение?

– Хм, наверное, когда в первом классе, получив двойку, сбежал из дому. За оценку было стыдно… Но далеко не убежал: до бабушки… блинов поел (смеется).

– О какой профессии вы мечтали в детстве?

– Когда был ребенком, хотел стать военным. Остался верен мечте и в юношестве: поступил в Новосибирское высшее военное командное училище МВД СССР, потом в Свердловский юридический тогда еще институт, а закончил уже Уральскую государственную юридическую академию. Учился заочно, поскольку в то время уже работал в милиции.

– Тяжело было учиться?

– Интересно! Повезло с преподавателями – опытные, мудрые. Они учили так, что все было понятно и увлекательно. Мне была ближе уголовно-правовая специализация, ведь я работал следователем в милиции. Гражданско-правовая часть прокурорской работы – это очень сложное многогранное направление. Я и сейчас убежден, что людям, занимающимся общим надзором, можно поставить памятник. Крайне сложная работа. Они достойны уважения.

– Как начиналась ваша карьера?

– Работал в милиции, параллельно учился в юридическом институте, затем меня назначили следователем, а по окончании третьего курса вуза я был приглашен на работу в прокуратуру Еткульского района (кстати, это граница с Сафакулевским районом). Потом меня пригласили старшим следователем в прокуратуру Челябинской области в отдел по расследованию убийств и бандитизма. Там я отработал три года и после был Каслинским городским прокурором, прокурором Калининского района города Челябинска и с 2008 года занимал должность прокурора города Челябинска.

– Самый сложный период на профессиональном пути?

– Наверное, начало работы прокурором. Без опыта очень сложно принимать решения. У меня наставник был – бывший заместитель прокурора Челябинской области – он тогда сказал: тебя назначили, есть приказ, но прокурором ты станешь примерно через 5 лет, только тогда ты начнешь понимать, что и как ты делаешь. Это были очень верные слова.

– Есть у вас профессиональные достижения, которыми вы гордитесь?

– Я, прежде всего, горжусь людьми, с которыми мне пришлось работать. За все годы деятельности я работал в прекрасных коллективах. На самом деле не начальник делает коллектив, а коллектив – его. Мне посчастливилось работать с замечательными людьми. Я надеюсь, что в Кургане мне так же повезет.

– Насколько семья терпелива к вашей работе? Это же занятость и день, и ночь.

– Терпелива. Когда женился, я уже работал в милиции, и было ясно, что будут переезды и круглосуточная работа. И, потом, жена у меня работает в органах внутренних дел Челябинской области, ей лишний раз ничего объяснять не надо.

– Дети у вас есть?

– Двое. Сын в этом году закончил юридический факультет Южноуральского госуниверситета, получил диплом, но придет ли он в прокуратуру, не знаю. Дочь недавно окончила школу и поступила в ЮрГУ на экономический факультет. Юриспруденция ей неинтересна. Я в выборе не участвую, считаю, что каждый делает жизненный выбор сам, потому что ему потом отвечать за него.

– Друзей у вас много? Что цените в дружбе?

– Друг у меня один. Приятелей и знакомых очень много. А в дружбе ценю преданность и готовность откликнуться.

– Часто в людях разочаровывались?

– Мне повезло, глобально не разочаровывался. В работе приходилось… Порою, берешь человека, рассчитываешь как на специалиста определенного уровня, а он не тянет.

Много работы – это нормально

– Как вы считаете, что нужно в обществе изменить, чтобы кардинально снизить уровень убийств, кухонных разборок? Вообще, можно ли сделать общество абсолютно законопослушным или это утопия?

– Полностью сделать общество законопослушным невозможно. Но стараться максимально приблизиться к этому нужно. Чтобы законы выполнялись, у наших людей должно быть правовое сознание. Достичь этого можно только воспитанием: в семье, в школе, на работе. Вот вам пример: мы расследовали дело одной банды, где у одного молодого человека на личном счету было 15 убитых. Он что, таким родился? Конечно же, нет. Просто рос в трудные для страны постперестроечные годы, когда многие взрослые бросились либо зарабатывать, либо пить, и до детей обществу не было дела. Вот откуда все берется. Воспитание – самое главное. Молодежь должна знать и уважать законы, тогда она будет понимать механизмы решения своих проблем в правовом поле, будет ориентироваться, что и как в обществе делается. А еще очень важно, чтобы у человека было любимое дело. Когда он занят и увлечен, ему некогда пить, слоняться по улицам и так далее.

– С точки зрения прокурорского работника – что является «болевой» точкой нашего общества сейчас?

– Коррупция: воровство, мздоимство. Это самая глубокая проблема.

– Люди все чаще обращаются в прокуратуру. С чем связан рост обращений, ваше мнение?

– Рост связан с тем, что прокуратура – это одна из тех организаций, которая реально приходит на помощь. Повысилось доверие к органам прокуратуры. К тому же, мы постоянно занимаемся просвещением, рассказываем людям, как и что делать. Да, безусловно, это увеличивает нам объем работы, но это нормально.

Новый мир

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.